0 244

Левон Оганезов: «Наше искусство слишком капитализировано»

В Горьком - Нижнем Новгороде пианист-виртуоз Левон Оганезов бывал много раз. В 1960 году служил в танковом полку в Дзержинске и в Сормове - был заряжающим. И даже ходил на парад! Впрочем, службу он закончил уже в оркестре Минобороны.

- Я хорошо знаю центр Нижнего Новгорода. Вот только девушки, за которыми я ухаживал, давно уже бабушки… - говорит Левон Саркисович. На этот раз легендарный музыкант на нижегородской сцене аккомпанировал лауреату международных конкурсов Аиде Маликовой.

Всё познаётся в репетициях

- Левон Саркисович, вы работаете и с драматическими актёрами, и с профессиональными певцами. С кем аккомпаниатору проще найти общий язык?

- Конечно, с профессионалами легче. Но дело в том, что у каждого драматического актёра есть свое видение! Андрюша Миронов пел по-своему, Олег Анофриев - по общим правилам, а Бернес, например, позиционировал себя как певец-исполнитель, хотя был прежде всего артистом.

Все по-разному! Например, с Людмилой Марковной Гурченко было очень легко работать, она была патологически музыкальным человеком, с Ларисой Голубкиной свои были правила: она делала большие паузы, как Шульженко, где-то взгляд, жест… Это всё познаётся в репетициях, в работе.

- Ваша старшая дочь, подобно легендарному импресарио Солу Юроку, занимается в США организацией гастролей артистов из России?

- Это часть её работы. Так получилось, что со всеми «нужными» людьми она просто знакома с детства. Например, она окончила гнесинскую десятилетку, с Женей Кисиным училась в одной школе. Половина спиваковского оркестра - её знакомые. Спиваков, Башмет, хор Турецкого к ней приезжали на гастроли, было много театров - и вахтанговский, и театр Фоменко, и «Современник» …

Вот уже третий год как Маша вместе с подругой каждую весну проводит фестиваль русского искусства. Сейчас вот они боятся, что в связи с последними политическими событиями может прекратить своё существование их фестиваль... Уже были трудности с оформлением, в конце мая оркестр Спивакова должен туда поехать, но у некоторых оркестрантов кончились визы. К политике они никакого отношения не имеют, но страдать от неё будут первыми! Залы уже сняты, продаются билеты… Я лишь надеюсь на мудрость нашей власти!

- Вы сами живёте на две страны или в США бываете не так часто?

- Не так часто бываю. У меня там родня, но работать я в Штатах не могу. Конечно, если бы я там жил, я бы там себя нашёл. Меня приглашали концертмейстером в балет Баланчина, но здесь, как говорится, моя публика живёт, и пока я жив, пока работоспособен, хочу выступать перед своей публикой.

А там моя публика - это узкий круг: эмигранты и их дети, которые меня знают.

Не показывают, а продают

- В своё время на концертной эстраде блистало целое созвездие аккомпаниаторов. Но сейчас таких имён, как Мария Баранкина, Важа Чачава, Фрида Бауэр, нет. Профессия концертмейстера стала не такой престижной или это связано с чем-то другим?

- С чем-то другим. Очень капитализировано стало наше искусство! У нас прекрасные концертмейстеры, потрясающие, которым при жизни надо памятник поставить! Но они вынуждены заниматься чёрт знает чем и аккомпанировать чёрт знает кому! Нет грандиозной пьесы, которую поставила бы для них советская власть! Всё стало мельче… Роскошные концерты, которые бывали раньше, например, в Москве в Доме учёных, в Центральном Доме работников искусств (ЦДРИ), сейчас проходят на каком-то нищенском уровне. Мы потеряли очень много хороших концертных площадок. Раньше администраторы тоже думали о наполнении зрительного зала, но это было иначе. Например, в Большой зал консерватории невозможно было купить билет на любого исполнителя, и исполнители были, представьте себе - в мои тридцать лет - Рихтер, Гилельс, Григорий Гинзбург, Коган, Ойстрах, Шафран, и на этих людей нельзя было попасть.

Сейчас, когда исполнитель приобретает какой-то вес, он уезжает за границу и играет там. Это не плохо, не хорошо. Это жалко! Мне - жалко! Я не могу послушать, например, потрясающего пианиста Григория Соколова, потому что он живет в Голландии и приезжает только в Питер раз в год. Многое изменилось. Для музыканта, может быть, это лучше, для публики - хуже.

Страдает публика. И публики стало меньше понимающей…

Всё слушать и понимать

- Советские песни вы связываете с танцевальными ритмами и дали им такое определение: быстрый фрейлахс, медленный фрейлахс и грустный фрейлахс. Какую оценку получили бы у маэстро Оганезова современные мелодии?

- То, о чём вы говорите, происходило на банкете по случаю дня рождения Оскара Фельцмана в ЦДРИ, и кто-то там сказал, что все популярные советские песни написали еврейские композиторы в обнимку с еврейскими поэтами. Имелось в виду содружество Дунаевского и Долматовского: сколько они русских народных песен сочинили!

На самом же деле тот пласт песен, который остался с конца 1930-х до конца 1970-х, - это наша история. Недаром все наши бабушки и дедушки их знают, любят, помнят слова, и их дети - тоже. Ведь когда мы собираемся за столом в домашней компании и поём, то поём вовсе не песни Земфиры - в крайнем случае «Машину времени». И в основном, конечно, звучат старые песни - наши, проверенные временем.

И в то же время один профессор филологии сказал как-то: «Если я одну неделю не выйду из дома и не послушаю, как говорят на улице - я безнадёжно отстану от русского языка». То же самое происходит и с музыкой.

Язык музыки стал более лаконичным, но мелодизм не исчез, просто сейчас жанр другой. Нельзя сказать, что сейчас музыка деградирует: она развивается, и есть очень много талантливых людей! Но надо, конечно, иметь подготовку, чтобы отличить оригинальную мысль от поделки… или подделки подо что-то. Нельзя головой и ухом оставаться в прошедшем времени, потому что мы совсем тогда оторвём себя от сегодняшнего дня, от действительности. Надо всё слушать и стараться всё понять.

Автограф Левона Оганезова Фото: АиФ

- Многие артисты, особенно зарубежные, не скрывают, что любят готовить. Об этом мне рассказывали и Лара Фабиан, и Томас Андерс, и Аль Бано. А вы любите колдовать на кухне у плиты?

- Я люблю, когда есть прецедент, когда ко мне приходят гости. Сам для себя - нет, этого я не буду делать! Что-нибудь быстренько смастерю. Вот когда приходят друзья - тогда у меня работает фантазия. Я компанейский человек. А для себя лично даже стараться не буду!

Автор благодарит президента Ассоциации русского романса «Изумруд» Надира Ширинского за возможность общения с артистом.

Смотрите также:


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Почему в Нижнем Новгороде водители автобусов не открывают переднюю дверь?
  2. Что подорожало в Нижегородской области в июле 2018 года?
  3. В каких маршрутках Нижнего Новгорода принимают оплату по картам?