Наталья Халезова 0 979

Жизнь после Чернобыля. Ликвидатор последствий аварии о работе на ЧАЭС

26 апреля отмечают грустную дату - годовщину трагедии на Чернобыльской АЭС. Как живут сегодня ликвидаторы той страшной аварии?

Чернобыльская АЭС
Чернобыльская АЭС © / Ingmar Runge / wikipedia.org

Авария на Чернобыльской АЭС 26 апреля 1986 года считается крупнейшей глобальной ядерной катастрофой ХХ века. Нижегородец Сергей Масаев, ликвидатор аварии в Чернобыле, подполковник медицинской службы запаса, провёл на станции месяц, вернулся домой инвалидом.

Приказы не обсуждаются

Много лет работа Сергея Масаева была засекречена. Но сегодня он уже может рассказать свою историю. В архиве Сергея Михайловича сохранилась телеграмма с приказом, отправившая его в зону катастрофы. За плечами военного врача была служба в войсках, затем - научная работа и преподавание в мединституте: Сергей Масаев специализировался на военной токсикологии и медицинской защите от оружия массового поражения.

«Меня призвали врачом-радиологом третьего энергоблока Чернобыльской АЭС в июле 1987 года, через год после катастрофы. К этому времени радиоактивное облако уже обогнуло земной шар. Разумеется, я знал, куда еду, какая опасность меня ждёт - я сам рассказывал студентам, к чему приводит облучение, что такое лучевая болезнь, - вспоминает Сергей Михайлович. - В семье была паника, но приказы не обсуждаются. Знал, что всю оставшуюся жизнь будет нелегко. К счастью, у меня уже были дети».

На станции Сергей Масаев обеспечивал радиационную безопасность войск в особой зоне, совершенствовал радиационный барьер, руководил работами на объектах АЭС… Это слова из служебной характеристики. За ними - труд в условиях, крайне опасных для жизни. В Чернобыле работали, не считая смен. Врач Масаев проверял, какие дозы радиации получали люди, определял, сколько могут ещё трудиться, контролировал, как они защищены. Его рабочее место находилось всего в 30 м от разделительной стенки между разрушенных взрывом четвёртым и третьим энергоблоками.

«В этот период начали чистить вентиляцию станции. И оттуда чего только не полетело! Не только радиоактивные изотопы, но и радионуклиды, а они пострашнее, чем всё изотопное поле. Только представьте: период полураспада радиоактивного алюминия - 27 лет, рутения - 130 лет. Без преувеличения можно сказать: мы работали на земле, заражённой на десятки, а то и сотни лет», - объясняет доктор Масаев.

Жили прямо на станции, в бункере, уходившем на пять этажей под землю. По словам Сергея Масаева, все АЭС имеют подобные сооружения на случай внештатной ситуации.

В редкие минуты отдыха развлечением была рыбалка в реке Припять. Конечно, рыбу никто не ел - вся природа была заражена, но рыбаки удивлялись, что крупная щука клевала на хлеб.

Какова цена здоровья?

В официальных документах значится: Сергей Масаев получил значительную дозу облучения - 98 рад. Это первая степень лучевой болезни и инвалидность. Причём заболевание проявилось на четвёртые сутки работы на станции, хотя персонал и принимал защитные средства.

С лучевой болезнью человек обречён на медленную смерть. Вернувшись из Чернобыля, Сергей Масаев попал в военный госпиталь. А дальше были 17 лет сложного лечения. Больше к работе он так и не вернулся.

Сергей Масаев
Родился в Горьком 2 июля 1945 года. Закончил Горьковский медицинский институт. Подполковник медицинской службы в запасе, ветеран Вооружённых сил. За участие в ликвидации аварии в Чернобыле награждён оденом Мужества.

«Много тяжёлых болячек появилось - пострадала сердечно-сосудистая и нервная система, кости и позвоночник. Думаю, меня спасла не только медицина, но и сила воли. Я был пятиборцем, лыжником. Спорт сформировал закалку, она мне и помогла, - уверен чернобылец. - Я понимал: надо выкарабкаться. До сих пор регулярно плаваю, делаю гимнастику, люблю длительные прогулки. Правда, недавно мне поставили кардиостимулятор. Мне нужны силы на семью, на детей и внуков!»

Он бережно хранит благодарность командира войсковой части за «образцовое выполнение патриотического долга перед родиной» и панорамный снимок АЭС до взрыва - такой станцию мы не увидим больше никогда. Есть благодарность правительственной комиссии «за выполнение задания Правительства в необычайно сложной обстановке». А вот орден Мужества нашему герою вручили в Московском Кремле только в 1998 году.

За выплаты орденоносцу Сергею Масаеву пришлось судиться…

«Сколько было манифестаций, протестов, чтобы чернобыльцы получили по заслугам! Порой доходило до того, что в других регионах главам, награждавшим ликвидаторов, бросали в лицо награды. В отчаянии люди выходили на акции протеста против отмены социальных льгот чернобыльцам. Только настойчивость и скрупулёзное знание «чернобыльского» закона (Федеральный закон № 1244-1 «О социальной защите подвергшихся воздействию радиации граждан после аварии на Чернобыльской АЭС» от 15 мая 1991 года. - Авт.) помогали добиться положенного», - признаётся Сергей Масаев.

Что положено ликвидаторам?

По закону ликвидаторы катастрофы в Чернобыле, перенесшие лучевую болезнь, и инвалиды имеют право: на улучшение жилищных условий, 50%-ную компенсацию расходов на оплату коммунальных услуг и жилых помещений, внеочередное обслуживание в медучреждениях, а также на ежемесячную компенсацию вреда здоровью, причинённого в результате работы в особо опасной зоне. Немало льгот отменили.

Сергею Михайловичу, как и другим чернобыльцам-инвалидам, пришлось пройти суды, чтобы отстоять право на достойный размер компенсации вреда здоровью.

Сначала он сам представлял себя в районных судах. Правда, после каждого заседания попадал в больницу с сердцем. А потом, в 2001 году, из-за вступившего в силу обновлённого «чернобыльского закона», выплаты, которых он добился в суде, снизили вдвое. Только когда на сторону инвалидов Чернобыля встал Верховный суд, с помощью юристов удалось в судебном порядке вновь увеличить размер компенсации в несколько раз. И каждая индексация - через суд. Пришлось отстаивать и право на улучшение жилищных условий.

Кстати
Сегодня в Нижегородской области живёт более 4,7 тыс. ликвидаторов Чернобыльской АЭС, более 270 из них - инвалиды. В России ликвидаторов 150 тыс. человек, почти треть из них - инвалиды.

«Получается, я боролся с государством. У меня нет обиды, но есть досада - почему так относятся к людям», - сетует Сергей Масаев.

Многие даже не отдают себе отчёта, сколько денег уходит на обследования и лекарства. Кстати, некоторые друзья по несчастью воспользовались опытом Сергея Масаева и тоже отстояли свои права.

«Есть такие поэтические строчки: «Добровольно или по приказу, шли без всякой укоризны, часто в неизвестность жёсткую глядя. Только жаль, что цену нашей жизни мы поймём, из жизни уходя». Это про чернобыльцев, - вздыхает Сергей Масаев. - Многие мои друзья ушли... На днях скончался председатель нижегородского отделения организации «Союз Чернобыль» Анатолий Кривенко. Оставшиеся чернобыльцы живут на лекарствах».


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий

Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Когда в Нижнем Новгороде изменятся автобусные маршруты?
  2. В каких районах Нижегородской области построят новые школы?
  3. Законно ли использование электроудочек?